Блог президента

Сегодня наступает еврейский праздник Суккот, у нас в местечке называли его на идише – Сукес, а в русском библейском переводе – Кущи.

Этот праздник – напоминание о скитаниях народа в пустыне, когда евреи после исхода из Египта и до обретения своего дома вынуждены были жить в шалашах. Нам, их потомкам, предписано в Суккот 7 дней и 7 ночей проводить в шалашах, дабы не забыть, что мы были скитальцами. По правилам сооружения праздничного шалаша – сукки – крыша его не сплошная, сквозь нее должны быть видны звезды, а случится дождь – пусть проникает в это временное жилище: предки терпели, и нам надлежит. Еще одна традиция праздника – принимать и даже зазывать гостей, в том числе просто проходящих мимо; вход в шалаш всегда открыт, кров найдется для каждого.

Я в этот праздничный канун думаю о еврейской девушке, израильтянке Нааме Иссахар. Она встретит праздник не в шалаше, а в российской тюрьме, и если, не приведи Бог, ничего не изменится, звезды ей удастся видеть лишь сквозь решетку в течение 7,5 лет. Таков приговор, который ей, не знающей русского, перевели, и мне страшно представить, что она пережила, когда это услышала...

25-летняя Наама, увлекающаяся йогой, путешествовала три месяца по Индии (развлечение, весьма популярное среди израильской молодежи) и возвращалась домой, в Тель-Авив. В Шереметьево у нее была транзитная пересадка без пересечения границы. К сумке, сданной в багаж, доступа не имела...

***

Продолжение - в моем блоге на сайте Эха Москвы. Ссылка в первом комментарии.

Смотреть на facebook

Сегодня наступает еврейский праздник Суккот, у нас в местечке называли его на идише – Сукес, а в русском библейском переводе – Кущи.

Этот праздник – напоминание о скитаниях народа в пустыне, когда евреи после исхода из Египта и до обретения своего дома вынуждены были жить в шалашах. Нам, их потомкам, предписано в Суккот 7 дней и 7 ночей проводить в шалашах, дабы не забыть, что мы были скитальцами. По правилам сооружения праздничного шалаша – сукки – крыша его не сплошная, сквозь нее должны быть видны звезды, а случится дождь – пусть проникает в это временное жилище: предки терпели, и нам надлежит. Еще одна традиция праздника – принимать и даже зазывать гостей, в том числе просто проходящих мимо; вход в шалаш всегда открыт, кров найдется для каждого.

Я в этот праздничный канун думаю о еврейской девушке, израильтянке Нааме Иссахар. Она встретит праздник не в шалаше, а в российской тюрьме, и если, не приведи Бог, ничего не изменится, звезды ей удастся видеть лишь сквозь решетку в течение 7,5 лет. Таков приговор, который ей, не знающей русского, перевели, и мне страшно представить, что она пережила, когда это услышала...

25-летняя Наама, увлекающаяся йогой, путешествовала три месяца по Индии (развлечение, весьма популярное среди израильской молодежи) и возвращалась домой, в Тель-Авив. В Шереметьево у нее была транзитная пересадка без пересечения границы. К сумке, сданной в багаж, доступа не имела...

***

Продолжение - в моем блоге на сайте Эха Москвы. Ссылка в первом комментарии.

Смотреть на facebook

Сегодня наступает еврейский праздник Суккот, у нас в местечке называли его на идише – Сукес, а в русском библейском переводе – Кущи.

Этот праздник – напоминание о скитаниях народа в пустыне, когда евреи после исхода из Египта и до обретения своего дома вынуждены были жить в шалашах. Нам, их потомкам, предписано в Суккот 7 дней и 7 ночей проводить в шалашах, дабы не забыть, что мы были скитальцами. По правилам сооружения праздничного шалаша – сукки – крыша его не сплошная, сквозь нее должны быть видны звезды, а случится дождь – пусть проникает в это временное жилище: предки терпели, и нам надлежит. Еще одна традиция праздника – принимать и даже зазывать гостей, в том числе просто проходящих мимо; вход в шалаш всегда открыт, кров найдется для каждого.

Я в этот праздничный канун думаю о еврейской девушке, израильтянке Нааме Иссахар. Она встретит праздник не в шалаше, а в российской тюрьме, и если, не приведи Бог, ничего не изменится, звезды ей удастся видеть лишь сквозь решетку в течение 7,5 лет. Таков приговор, который ей, не знающей русского, перевели, и мне страшно представить, что она пережила, когда это услышала...

25-летняя Наама, увлекающаяся йогой, путешествовала три месяца по Индии (развлечение, весьма популярное среди израильской молодежи) и возвращалась домой, в Тель-Авив. В Шереметьево у нее была транзитная пересадка без пересечения границы. К сумке, сданной в багаж, доступа не имела...

***

Продолжение - в моем блоге на сайте Эха Москвы. Ссылка в первом комментарии.

Смотреть на facebook

Сегодня наступает еврейский праздник Суккот, у нас в местечке называли его на идише – Сукес, а в русском библейском переводе – Кущи.

Этот праздник – напоминание о скитаниях народа в пустыне, когда евреи после исхода из Египта и до обретения своего дома вынуждены были жить в шалашах. Нам, их потомкам, предписано в Суккот 7 дней и 7 ночей проводить в шалашах, дабы не забыть, что мы были скитальцами. По правилам сооружения праздничного шалаша – сукки – крыша его не сплошная, сквозь нее должны быть видны звезды, а случится дождь – пусть проникает в это временное жилище: предки терпели, и нам надлежит. Еще одна традиция праздника – принимать и даже зазывать гостей, в том числе просто проходящих мимо; вход в шалаш всегда открыт, кров найдется для каждого.

Я в этот праздничный канун думаю о еврейской девушке, израильтянке Нааме Иссахар. Она встретит праздник не в шалаше, а в российской тюрьме, и если, не приведи Бог, ничего не изменится, звезды ей удастся видеть лишь сквозь решетку в течение 7,5 лет. Таков приговор, который ей, не знающей русского, перевели, и мне страшно представить, что она пережила, когда это услышала...

25-летняя Наама, увлекающаяся йогой, путешествовала три месяца по Индии (развлечение, весьма популярное среди израильской молодежи) и возвращалась домой, в Тель-Авив. В Шереметьево у нее была транзитная пересадка без пересечения границы. К сумке, сданной в багаж, доступа не имела...

***

Продолжение - в моем блоге на сайте Эха Москвы. Ссылка в первом комментарии.

Смотреть на facebook

Сегодня наступает еврейский праздник Суккот, у нас в местечке называли его на идише – Сукес, а в русском библейском переводе – Кущи.

Этот праздник – напоминание о скитаниях народа в пустыне, когда евреи после исхода из Египта и до обретения своего дома вынуждены были жить в шалашах. Нам, их потомкам, предписано в Суккот 7 дней и 7 ночей проводить в шалашах, дабы не забыть, что мы были скитальцами. По правилам сооружения праздничного шалаша – сукки – крыша его не сплошная, сквозь нее должны быть видны звезды, а случится дождь – пусть проникает в это временное жилище: предки терпели, и нам надлежит. Еще одна традиция праздника – принимать и даже зазывать гостей, в том числе просто проходящих мимо; вход в шалаш всегда открыт, кров найдется для каждого.

Я в этот праздничный канун думаю о еврейской девушке, израильтянке Нааме Иссахар. Она встретит праздник не в шалаше, а в российской тюрьме, и если, не приведи Бог, ничего не изменится, звезды ей удастся видеть лишь сквозь решетку в течение 7,5 лет. Таков приговор, который ей, не знающей русского, перевели, и мне страшно представить, что она пережила, когда это услышала...

25-летняя Наама, увлекающаяся йогой, путешествовала три месяца по Индии (развлечение, весьма популярное среди израильской молодежи) и возвращалась домой, в Тель-Авив. В Шереметьево у нее была транзитная пересадка без пересечения границы. К сумке, сданной в багаж, доступа не имела...

***

Продолжение - в моем блоге на сайте Эха Москвы. Ссылка в первом комментарии.

Смотреть на facebook