Долин Антон Владимирович

Член общественного совета

Часто человек, который хорош во всём и соответствует всем нормам, на самом деле просто хочет всем нравиться и жить без проблем.

Биография

Родился 23 января 1976 года в Москве.

Родители: Мать — Вероника Долина, известная российская поэтесса и певица-бард.

Профессия и регалии: Журналист, кинокритик, радиоведущий.

Образование: Окончил филологический факультет МГУ им. Ломоносова, в качестве преддипломной практики работал школьным учителем русского языка и литературы. В 2000 году окончил аспирантуру ИМЛИ РАН.

Карьера: С 1997 по 2002 год работал корреспондентом и ведущим на радиостанции «Эхо Москвы».

С 2001 по 2005 год работал в издании «Газета».

С 2007 года работает на радиостанции «Маяк».

С 2017 года главный редактор журнала «Искусство кино».

Награды и достижения: Дважды лауреат премии Гильдии киноведов и кинокритиков России за книги «Ларс фон Триер. Контрольные работы: Анализ, интервью. Догвилль: Сценарий» (2004) и «Герман: Интервью. Эссе. Сценарий» (2011).

Семья: Женат, воспитывает двоих сыновей.

Интервью

-Не знаю, хороший ли я папа, но к этой роли привык давно. Для меня это довольно естественное состояние, ведь я старший ребёнок в многодетной семье. Старший сын — всегда немножко «папа» для младших. Я привык, что дети постоянно рядом. Читаю книжку, а они рядом; смотрю фильм, а они рядом; занят работой, а они мне мешают. Но вопрос должен формулироваться так: как использовать детей, чтобы они как минимум не мешали делать то, чем я сейчас занят? А возможно, даже содействовали? Каждый раз ставится такая задача и решается по мере сил.

Они видят тебя каждый день — когда ты просыпаешься, засыпаешь, ешь, споришь с их мамой, бабушкой или дедушкой. Какой из этого вывод? Ты не можешь никакими осознанными усилиями стать для них авторитетом. Не работают ни задабривание, ни строгость. Работает, на самом деле, только одно: собственный пример. Ты можешь предостеречь ребёнка, например, от курения и алкоголизма тем, что не будешь пить и курить. Начиная с 14 лет, за общим столом я наливаю старшему сыну бокал вина или пива. Он, как правило, даже не допивает: разрешено — значит, не слишком интересно. Бывает, меня спрашивают, как мы приучили своих детей к музеям? Очень просто: я бесконечно хожу с ними по музеям, а они видят, как мне там интересно. Мы встаём перед Рембрандтом (или Ротко, Кабаковым, Клее, кем угодно) и вместе обсуждаем, какая же это крутизна.