Каменский Михаил Александрович

Член общественного совета

Наше искусство, художественный рынок, да и я сам нацелены в будущее. Писать историю, все равно что писать мемуары. Это подведение итогов. Не произошло ни в моей жизни, ни в жизни рынка ничего такого, что позволило бы подводить черту.

Биография

Родился 12 ноября 1959 года в Москве.

Родители: Мать - Татьяна Георгиевна Гурьева-Гуревич больше пятидесяти лет проработала редактором в издательстве "Советский художник". Отец - Александр Абрамович Каменский, искусствовед, публицист, один из ярчайших историков и художественных критиков русского искусства XX века, автор множества статей и книг русском, советском и мировом искусстве, в частности, о В. Серове, С. Конёнкове, М.Сарьяне, А. Голубкиной, К. Коровине, автор термина и идеолог ''сурового стиля''.

Образование: Окончил факультет английского языка МГПИ. Учился в аспирантуре ГИТИС.

Карьера: Занимался переводами, преподавал в школе. В 1988—1991 годах работал во Всесоюзном центре социологии и театральной критики СТД СССР.

В 1991—1998 годах работал в газете Коммерсантъ. В этот же период стал заниматься организацией выставок и аукционов произведений искусства.

В 1998—2002 годах — заместитель директора ГМИИ им. А. С. Пушкина.

 В 2003—2007 годах — работа в Банке Москвы.

В 2007—2016 годах — генеральный директор «Сотбис Россия-СНГ».

Интервью

-Я родился в типичной московской семье, дед по линии отца расстрелян в 38-м, бабушка 20 лет была заключенной, а потом ссыльной на Колыме. По материнской линии все благополучнее: дед — известный архитектор, бабушка — учительница. Счастливое детство я провел под большим хлебосольным столом, до сих пор помню его дубовые ножки. За ним, выпивая водку или «Саперави», сидели и жарко спорили об искусстве и парадоксах советской жизни замечательные люди — художники и искусствоведы, писатели и врачи. Слушая умные разговоры, я там порой и засыпал в обнимку с любимым фоксом. 

Наша квартира была на первом этаже оживленного переулка рядом с Кремлем, по которому родительскими друзьями были проложены вечные маршруты в Пушкинский музей, Ленинку, консерваторию и университет. Входом в отцовскую комнату зачастую служило окно, куда и откуда многие прославленные ныне классики отечественной культуры и искусства запросто входили и выходили сильно навеселе. Другим полюсом моей вселенной был дом ближайших друзей семьи Сарабьяновых в десяти минутах ходу. В их квартиру хоть и нельзя было войти с улицы, так как она располагалась в бельэтаже, но с закрытыми глазами и не отличишь — схожие разговоры, гости и даже запахи. Обсуждались в основном мосховские выставки, художники, политические события.