Макаревич Андрей Вадимович

Член общественного совета

Политик должен уметь скрывать свои мысли, преследуя свою главную цель. А я не люблю скрывать свои мысли. Для меня это мучительно тяжело. Поэтому я никогда не буду рядом с политикой.

Биография

Родился 11 декабря 1953 года в Москве, в семье известного столичного архитектора Вадима Макаревича и микробиолога Нины Макаревич.

Профессия и регалии: музыкант, поэт, певец, композитор, телеведущий. Народный артист России.

Образование: В 1971 году поступил в Московский архитектурный институт, откуда через 3 года был отчислен Позже восстановился на вечернем отделении и окончил его в 1977 году с дипломом художника-графика и архитектора.

Карьера: Работал до 1979 года архитектором в Гипротеатр.

Его деятельность не исчерпывается сферами музыки и кино. Он стоял у истоков создания первого российского кулинарного телевизионного шоу «Смак», вел передачи о путешествиях. Из-под его пера вышли такие книги как «Все очень просто», «Смак: встречи на кухне», «Сам овца», «Евино яблоко», «Живые истории».

Андрей Макаревич успешный бизнесмен, совладелец стоматологической клиники «Dental-Art», «Ритм-блюз кафе" и сети магазинов «Батискаф», однако, считает себя скорее идейным вдохновителем, признаваясь, что цифры навевают на него тоску.

Награды и достижения: Имеет медаль «Защитнику свободной России», «Орден почета» и «Орден "За заслуги перед Отечеством" IV степени».

Интервью

-Несмотря на то, что фамилия у меня отцовская, белорусская, по маме я Шмуйлович. И все мои предки по материнской линии витебские евреи. Прадед мой был резником при синагоге, очень уважаемым человеком. К сожалению, во время войны, перед приходом немцев, все архивы витебские были сожжены, поэтому раскопать что-то дальше прадедушки не получается… Ощущаю ли себя евреем? Ощущение, надо сказать, обостряется во время визитов на Святую землю, потому что чувство сопричастности к избранному народу — не показное, очень хорошо ощущается там…

У нас была уже совсем не религиозная семья. Бабушка, Мария Моисеевна Бляхман, из Витебска, была судмедэкспертом на Петровке, 38. Все следователи боялись ее как огня, от религиозных вопросов она была далека. Хотя наш дальний родственник дядя Израиль был бундовцем — членом Бунда, остался жив, бабушка к нему ходила. Я помню, она меня маленького брала с собой, и там они обсуждали вопросы веры и то, сколько евреев осталось в Москве. Это был 1955 или 1956 год, серьезное время…