Нарусова Людмила Борисовна

Член общественного совета

Жена Собчака — это моя пожизненная профессия и веление души.

Биография

Родилась 2 мая 1951 года в Брянске.

Образование: В 1974 году окончила исторический факультет ЛГУ. С 1974 года — аспирантка Ленинградского отделения Института истории СССР АН СССР. Кандидат исторических наук (1980, диссертация «Общественно-политические взгляды декабристов в 50—60-х XIX в.»).

Карьера: В 1967 году работала лаборантом областной вечерней школы для глухих и слабослышащих в Брянске. В 1978 году преподаватель ЛГУ имени А. А. Жданова, редактор общественно-политической редакции издательства и типографии ЛГУ имени А. А. Жданова.

С 1981 года — ассистент, старший преподаватель, доцент кафедры истории, докторант Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств.

В 1995 году избрана депутатом Госдумы.

С 2002 года член Совета Федерации Федерального собрания РФ.

Интервью

-История моих родителей, вообще создания моей семьи, в которой я родилась и выросла, это просто отдельная драматургия. Мама училась в Ленинграде, закончила 9-й класс, ей было 15 лет. Их послали рыть противотанковые рвы. Немцы наступали так стремительно, что она увидела немецких мотоциклистов с автоматами вот буквально с лопатой. И мужчин, учителей расстреляли, а их, мальчишек и девчонок, всех отвезли в Германию работать. Вот «восточные рабочие», рабы. Сначала где-то около Бельгии они шили гимнастерки. Потом там образовалось какое-то подполье. Их, не разбирая, отправили в Дахау. Это страшнейший концлагерь. До конца жизни она показывала номер, который у нее был, татуировка. А уже после поражения фашистов под Сталинградом уже некому было работать в сельском хозяйстве, была всеобщая мобилизация. И тех, кто был помоложе и покрепче, забирали из лагерей и отправляли на сельхозработы. И это ее спасло, потому что она попала как раз в Саарбрюкен, это граница с Францией. Попала к немецкому крестьянину доить коров. А мама училась в немецкой школе, прекрасно знала немецкий язык, поэтому у нее не было барьера.

Ну, освобождал ее уже Второй фронт, в 45-м году она увидела американских летчиков. И первое, что они сделали, они собрали в офицерском клубе всех советских девушек и показали им газету со статьями Сталина о том, что, кто работал на врага, те враги. Сказали, девочки, вас ждут лагеря. Вам нельзя возвращаться. Поэтому вот под Гамбургом стоит наш корабль, давайте туда и в Америку. И мама была в числе немногих, по-моему, 5 человек, которые сказали, нет, мы хотим домой.

Мама попала в СМЕРШ. Сидела в подвале на хлебе и воде, пока ее проверяли. Причем, допросы были в самой жесткой форме.  Она отвечала, мне было 15 лет, меня никто не защитил. Нельзя, говорили ей, было давать угнать, надо было броситься под поезд. Ну, в общем, соответствующая терминология и жесткость. Но после всех проверок ей разрешили написать письмо маме, о чем она просила, она узнала о судьбе своего отца, который ушел на фронт и погиб. Прошел всю войну и погиб под Кенигсбергом в апреле 45-го, не дожив несколько недель до победы. В этом «кенигсбергском котле». Ну, и так как с кадрами было плохо, а она знала немецкий язык, ее после всех этих проверок, взяли работать переводчицей в советскую военную комендатуру города Керберцк под Берлином. А комендантом этого немецкого города, советским военным был старший лейтенант Борис Нарусов. Вот там они познакомились.