Розовский Марк Григорьевич

Член общественного совета

У моего отца Тора была, хотя он был комсомольцем. Вот это и есть дух, который передается от поколения к поколению. Генетическая передача духовной силы, которую нельзя руками пощупать и которая помогает выживанию. Еврейскому выживанию. Не надо идти напролом. Тот, кто так поступает, не выживает, а гибнет.

Биография

Родился 3 апреля 1937 года.

Профессия и регалии: Режиссер, сценарист, драматург. Член Союза писателей СССР (1976).

Образование: Окончил факультет журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова (1960) и Высшие сценарные курсы (1964).

Карьера: С 1958 года руководил студенческим театром МГУ «Наш дом», получившим широкую известность.

В 1960-е годы сотрудничал с «Литературной газетой». Работал в журнале «Юность», где вёл популярные рубрики сатиры и юмора.

В 1975 году поставил первую в СССР рок-оперу «Орфей и Эвридика».

В 1983 году Розовский организовал Театр «У Никитских ворот» и стал его художественным руководителем.

В 2007—2008 годах член Высшего Совета политической партии «Гражданская сила».

Награды и достижения: Благодарность Президента РФ за активное участие в работе Комиссии по помилованию при Президенте РФ (2002).

Народный артист Российской Федерации (2004).

Интервью

-Мои родители были абсолютными продуктами эпохи: мама — пионервожатая, комсомолка, папа тоже был в комсомоле. Они окончили Московский инженерно-строительный институт и уехали в Петропавловск на Камчатске строить социализм. И там у них родился я. Я родился 3 апреля, а 3 декабря за отцом пришли. Поступил донос: папа вредил стахановскому движению, намеренно не платил премии. Но стройка не финансировалась, и отец объяснял это следователю. Но его определили во вредители, несмотря на то, что на стройке он пахал с утра до ночи. Потом его обвинили в том, что он был членом подпольной правотроцкистской организации. Вместе с начальником стройки и другими инженерами. 40 его коллег арестовали, погрузили на баржу и вывезли в открытое море. Там они поднялись в 5 утра и стали петь «Интернационал». Их расстреляли без суда и следствия и побросали в воду. Вот вам готовая картинка из фильма. Адовая картинка! Никто не снял, к сожалению. Картинка эпохи.

Мой отец по-русски говорил лучше, чем следователь, который его избивал. Выдержал все пытки и ничего не подписал. Я читал материалы дела. Была такая программа — «Возвращенные имена». Во главе комиссии по расследованию репрессий стоял Александр Николаевич Яковлев, светлая ему память. Дети репрессированных могли в рамках этой программы обратиться за получением документов, и мой друг-юрист отправил письмо в ФСБ Камчатки. Вскоре мне позвонили: «С вами говорят из ФСБ». Я чуть не упал от ужаса. Но оказалось, что дело моего отца получено, я могу прийти и ознакомиться. Два месяца я ходил в архив, как на работу. Были страницы, залепленные сургучом. Я поинтересовался у архивиста, что это значит, и он гениально ответил: «Это касается третьих лиц». И тут я понял, что речь идет о доносах. В контексте других документов перечислялись имена доносчиков. Возле каждого карандашиком было помечено: ВМН — высшая мера наказания. Но я этих людей простил.