Сванидзе Николай Карлович

Член общественного совета

Я, действительно, человек русской культуры, потому что считаю, что культура определяется языком, как и воспитанием. А у меня родной язык — русский. Я воспитывался на русской литературе и на русской истории. Но, конечно, Грузия и Израиль, грузинская и еврейская культуры у меня находят огромный отклик в сердце.

Биография

Родился 2 апреля 1955 года.

Профессия и регалии: Историк, журналист. С 2005 года по 2014 год Николай Карлович является членом Общественной палаты России. Член бюро Союза журналистов Москвы.

Образование: Исторический факультет МГУ, Московский государственный университет. Во время учебы, в 1975 году вступил в КПСС, а в 1991 году покинул партию и углубился в журналистику.

Карьера: До 1990 года работал в Институте США и Канады РАН. В 1990-1991 годах читал курс лекций по Новой истории стран Западной Европы в Российском гуманитарном государственном университете.

C 1996 года - заместитель председателя, а с февраля 1997 года по май 1998 года - председатель ВГТРК.

В 2003-2013 годах - автор и ведущий цикла документальных передач об истории России «Исторические хроники с Николаем Сванидзе» на канале «Россия».

С 2007 года он возглавляет кафедру журналистики факультета журналистики Российского государственного гуманитарного университета, а также преподает в Московском Институте Телевидения и Радиовещания «Останкино».

Награды и достижения: В 1995 году получил премию ТЭФИ, как лучший ведущий новостных программ.

Награжден орденом «За личное мужество», орденом Почета, и медалью Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации «Спешите делать добро».

Интервью

-Действительно, у  меня две бабушки-еврейки. Одну звали Циля Исааковна Лускина, родом она из Борисова, носила свою девичью фамилию всю жизнь. После Борисова ее большая семья жила в  Луганске, где бабушкин папа работал сапожником. Лускины представляли собой обычную нищую местечковую ячейку общества, в  которой родилось 11 славных детей. Сначала там шли подряд одни сестры, потом  — одни братья, а Циля была самой старшей. Не по годам взрослый, организованный по характеру человек, она рано пошла работать, устроившись в  шляпную мастерскую в  Минске, затем переехала в Москву. Как было свойственно многим представителям еврейской молодежи того времени, участвовала в  революции, полюбила эсера. В 1916 году Циля Исааковна отправилась к  большевикам и  стала членом РКП(б), трудилась в  женотделе. Потом началась Гражданская война, ее партийная карьера пошла по восходящей, затем замужество, гибель супруга, моего деда, в  холодные времена Сталина… Бабушка прожила очень долгую, безумно трудную, но тем не менее успешную жизнь, воспитав моего отца и меня. Прожив на этом свете 95 лет, успела застать мой приход на телевидение. Вторая моя еврейская бабушка, Полина Мироновна, в паспорте значилась Паулиной Меировной Горелик. Родом из Одессы, Полина была в  молодости красавицей, любила театр, посещала все интересные спектакли, имела важную и  нужную специальность учителя английского языка, преподавала его в Военной академии. При этом, блестяще зная английский, никогда не выезжала из страны. Вскоре она вышла замуж за моего второго деда, военного человека. Я  хорошо его помню  — когда он умер, мне было без малого 15 лет.

Несмотря на свою еврейскую кровь, лично я не сталкивался с  антисемитизмом никогда, вернее — до последнего времени. Сейчас в Интернете часто встречаются неприятные политические выпады в мой адрес, порой принимающие антисемитскую форму. Не исключаю, что не встречался ранее с пятым пунктом еще и потому, что ношу доставшуюся мне от отца грузинскую фамилию, оправдывающую мою неславянскую внешность. А бабушки в советских анкетах не фигурировали. В общем, в моем случае получилось очень интересно и  выгодно для жизни в  СССР. По всем еврейским законам я чистый еврей, а по советским правилам отец мой грузин, а мать — русская.